Форум » Би Джиз - информация и публикации » The Studio Albums 1967 - 1968 » Ответить

The Studio Albums 1967 - 1968

bass: По мере возможности, начинаю переводить статьи с буклетов к этой серии. Мне они показались весьма интересными и многое проясняющими. Немного об авторе. Эндрю Сандовал, он отбирал для переиздания не выходившие ранее треки, обсуждал их с Барри и Робином, делал интервью с ними и Винсом Мелуни, готовил миксы и писал заметки для буклетов. Эта работа заняла около 6 месяцев. Перед каждой статьей будут выложены сканы оригинала. Если вы заметите неточности перевода, пишите смело

Ответов - 5

bass: Мало кто мог предсказать невероятную поездку, в которую братья Барри, Робин и Морис Гибб собирались отправиться, когда они покинули свой приемный дом в Австралии и взошли на борт итальянского океанского лайнера SS Fairsky 3 января 1967. Еще будучи подростками, трио предстояло петь собственными силами, вернувшись в Англию после девятилетнего отсутствия. Их ожидало пять десятилетий невообразимых творческих высот. Братья родились на острове Мэн и выросли в Манчестере (Англия), но они эмигрировали в Австралию в 1958 году. Уже осуществившись, как поющие дети, в Англии два года назад, Гиббы неустанно работали на износ в ночных клубах, на радио, и в конечном итоге в студии. Между 1963 и 1966 годами они выпустили 11 синглов и два альбома, все это время они сочиняли, пели, и предлагали фонограммы для бесчисленных других аристов. Несмотря на их плодовитую деятельность, братья Гибб были готовы вломиться на рынок куда более серьезный, чем Сиднейский хит-парад, и их регулярные заказы в Returned Soldiers Club. В 1967 Bee Gees были готовы завоевать мир. По удивительному стечению обстоятельств, их музыка привлекла внимание менеджера Роберта Стигвуда. Совместный руководитель с Брайаном Эпстайном в могучей империи NEMS, Стигвуд сразу разглядел потенциал Гиббов. "Это невероятно, потому что мы не ожидали ничего подобного," говорит Барри Гибб примерно 40 лет спустя. "Я думаю, большая часть индустрии не была реально заинтересована в подписании контракта еще с несколькими группами. Нам неслыханно повезло, что Роберт получил демо, отправленное моим отцом и заинтересовался. Мы не знали, где он был, но он нашел нас. Все это произошло очень быстро". "Я имею в виду то, каковы были шансы встретить Роберта Стигвуда в течение двух недель с момента нашего приезда, вы знаете?", добавляет Робин. "Это было почти как чудо, своего рода, что все так быстро двигалось. Существовали конкурирующие группы во всем мире, и мы пробились через все это. Мы отправили несколько записей, которые мы сделали с Оззи Бирном на Hurstville Studios, которая находилась в мясном магазине. Некоторые ленты также пошли на Polydor, филиалом которого [их австралийским ярлыком] является Festival. Эти записи, на самом деле, однажды играли в их отделениях в Лондоне, когда Роберт Стигвуд был там. Он спросил: "Кто они?", и ребята говорят: "Ну, это австралийская группа, вернее английская, но вернувшаяся в Англию из Австралии". Так Роберт принялся звонить куда угодно, пытаясь найти нас, где бы мы ни были. Polydor разместил нас в этом доме, на севере Лондона, и Роберт позвонил и сказал: "Итак, я слышал эти ленты. Я хочу делать бизнес с вами, ребята. Где бы вы ни были, давайте приступим". Всего через две недели после их прибытия, трио подписало со Стигвудом контракт на пять лет. Одновременно они приобрели нового члена команды, австралийского барабанщика Колина Петерсена, который был ребенком-актером в таких фильмах, как “Smiley” (1956). "Мы встретились с ним, когда он уже не снимался в фильмах," говорит Робин. "Мы знали, он собирался в Англию еще до нас, и он встретил нас на вокзале Ватерлоо, когда мы приехали. Он действительно нашел нам дом [который мы арендовали] в Хендоне. Это просто стечение обстоятельств. Он был там, и мы сказали: "Эй, идем с нами, у нас нет барабанщика". "Я думаю, это могло бы повернуться каким-либо совсем иным образом", говорит Барри о вступлении Колина в Bee Gees. "Колин был хороший барабанщик. Он был первоначально с группой, которая называлась Steve & The Board. Это было очень органично. Мы сделали небольшой показ для Роберта в театре Савиль, как группа в первый раз. Мы никогда не были группой. В Австралии это были всегда клубы и гостиницы. Как если на вас бы были забронированы места, и вы бы работали с домашней группой независимо от того, куда вы пошли. В очень редких случаях наш отец играл на барабанах. Это было почти как, "Ну, мы три брата, но мы должны выглядеть как группа". Образ был построен таким образом Робертом. Это выглядело хорошо. Это был правильный путь, в любом случае. Я думаю, от этих корней и произошла хорошая группа". Не успели высохнуть чернила на их контракте, Bee Gees вошли в Polydor Studios готовить демо-материал для своего первого международного альбома Bee Gees' 1st. "Мы прогнали много материала," говорит Барри об этих сессиях, которые в настоящее время, к сожалению, утеряны. "Я думаю, мы провели здесь около недели, точно. Роберт прибегал каждый вечер, и предлагал разное. Говорил нам, чего он не хотел и чего он хотел. Песни были сформированы за эту неделю на основе идей, накопленных на судне. В те дни, если бы вы не были The Beatles, и вы бы сделали альбом в три недели, а это в основном то, что произошло ". Когда сессии записи альбома официально начались в IBC Studios 7 марта, к Bee Gees присоединился гитарист Винс Мелуни. "Винс был членом поп-группы в Австралии, которая называлась "Billy Thorpe And The Aztecs", напоминает Робин. "Он был очень, очень сильным гитаристом. Он был на всех сессиях, и просто продолжал оставаться с нами". Увлекшийся знакомством с братьями Гибб, Винс поддерживал его связь с группой из чистой случайности. "Я с головой был в Easybeats [другой австралийской группе, которая приехала в Лондон, чтобы найти славу и счастье] на какое-то время, и так я узнал что Bee Gees были в городе", вспоминает Мелуни. "Один из ребят из записывающей компании Easybeats [United Artists] сказал: "Ах, эта Австралийская группа под названием Bee Gees только что прибыла в город". Так или иначе, я смог получить их номер телефона. Мне просто удалось добраться до них, прежде чем они пошли на студию, и Морис сказал: "Ой, у нас есть записи сессии. Почему бы тебе не приехать и играть на гитаре то, что мы записали?" Я сказал: "Хорошо". И он дал мне адрес. Я поймал поезд в Лондон и нашел IBC studios ". Группа начала сессии с ранней подачи "New York Mining Disaster 1941" (можно послушать здесь в качестве бонус-трека). "Мы сделали первый вариант с полным оркестром", говорит Робин. "Знаете, весь этот звук ‘мяч о стену’, и все прочее. Это было почти по-Фил-Спектор-ски. Это было большим, звучало замечательно. Роберт услышал это и сказал: "Нет, нет, нет. Сыграйте это, как вы сыграли бы для меня в комнате", 'потому что мы играли песни, первоначально с ним в комнате, только гитара и наши голоса’. Он сказал: "Я хочу это записать. Мне не нужно нагромождение позади вас. Я хочу эту вещь без оркестра. Я хочу услышать человеческое качество этой песни, вы знаете, только голые кости, гитара и голос, может быть, с одной виолончелью". Это была атмосфера, которой он хотел, и вот от чего мы отказались". В течение ближайших трех недель три версии номера были записаны (все включены в это переиздание). Хотя каждая из них была в отдельной аранжировке, все они имеют одинаковую запоминающуюся лирику, возможно, лучшую у Гиббов на сегодняшний день. "Это началось в Хендоне в доме на два помещения, который мы арендовали после прибытия с судна," сказал Барри о происхождении песни. "Мы сидели в этом маленьком салоне, и у нас был самый первый куплет". Вскоре после этого, случайно погаснувший свет в ходе их демо-сессий подтолкнул прогресс песни. "Когда электричество вылетело на Polydor, и мы сидели на лестнице, где было эхо", объясняет Барри, "нам ни чего не оставалось делать, как только продолжать эту идею". "Мы представляли, что мы были в шахте," говорит Робин, "из-за атмосферы". "Мы выяснили позже, что горная катастрофа произошла в штате Нью-Йорк в 1935 году", объяснял Барри в 1968 году. "Но мы не были обеспокоены, описывая исторический инцидент. Он мог бы произойти где угодно. В песне не было, фактически, описания горной катастрофы. Она представляет любое стихийное бедствие в любом месте". В апреле "New York Mining Disaster 1941" стала первым международным хитом группы. Обратная сторона диска: "I Can't See Nobody", была также записана в течение этой сессии. Эмоциональный вокал раскрылся у Робина, трек был написан в Брисбене до их отъезда. "Это было написано когда Робин и я сидели вместе в раздевалке, [которая была у нас общей] с девушками, которые совсем не были одеты, если вы хотите представить себе это," смеется Барри. "Так, комментарий: "I Can't See Nobody" это на самом деле довольно удачно. Вам надо просто изменить способ его написания! Находясь в уборной с танцовщицами, когда они переоделись, а вы всё продолжаете там сидеть. Никто не побеспокоился ничего сказать. Ну, вы знаете, учитывая тот факт, что вы дети, это не ставит крест на их умах, но в нашем сознании мы не были детьми! " Всё большее увлечение психоделической поп-оболочкой проявилось в песне с таинственным названием "Red Chair, Fade Away". "Основанием тому было, на самом деле, кресло нашего деда", говорит Робин. "Песня была написана по воспоминаниям моего папы, а не по нашим воспоминаниям о нем, потому что он умер, когда мы были совсем маленькими. Он всегда воображал своего отца в этом красном кресле. А мы думали, вы знаете, может быть, он был бы намного счастливее, если бы не видел эти вещи, поэтому мы написали "Red Chair, Fade Away". "Я думаю, это было вымыслом", признает Барри. "Но Робин возможно имеет другую точку зрения об этом." Оба согласны с тем, что четвертый и последний номер из этой первой сессии IBC, "Turn Of The Century", был написан на Fairsky, когда они отправились обратно в Лондон. "Она плавала вокруг нас какое-то время, и мы никогда не завершили бы ее, говорит Робин. "Мы играли ее Роберту, и он захотел, чтобы мы довели ее до конца и включили ее в альбом. Так вдохновение было вполне основательным, такая одержимость во времени, и возвращение, и как мы учли это в песне". "Это была одна из первых вещей, с которой мы пришли на борт", напоминает, Барри. "Я думаю, что The Beatles изменили лирические формы поп-песни. Большинство их песен были очень живописны и лиричны. Так что, мы были под влиянием этого в значительной степени". Кроме того, в создании "Turn Of The Century" использован один из величайших атрибутов группы в этот период: замечательные оркестровки из аранжировок Билла Шеперда. "Когда мы добрались до Англии, мы знали, что мы хотели бы слышать нашу музыку с оркестром позади нее," сказал Барри позже Дэвиду Лифу. "Роберт спросил нас, что бы мы хотели сделать с нашей музыкой, и мы просили у него оркестр". "Билл Шеперд был очень, очень, очень важной деталью в этом механизме", подтверждает Робин. "У него был яркий способ обращения с мелодиями в аранжировке. Он пришел с этой великой оркестровой картиной в дополнение к музыке. Это имеет жизненно важное значение для нас на этом первом этапе. Билл Шеперд был продюсером на Festival Records, прибывший из Англии в '64 и создавший много крупных хитов в Австралии для других исполнителей. Мы встретились с Биллом по причине этого всего, потому что он в конечном итоге продюсировал несколько песен для нас, как домашний продюсер от Festival в Сиднее. То, что мы не понимали в то время, заключалось в том, что он был великим музыкальным аранжировщиком, музыкантом на собственных правах. И когда он приехал в Англию, он был не в качестве продюсера, которым он был до того, как мы сблизились, но в качестве музыкального аранжировщика. Это было совершенно новой ролью для нас, в которой мы увидели Билла Шеперда. Он был блестящим, и одним из лучших музыкальных аранжировщиков, который когда-либо жил." Необходимо также упомянуть об австралийском друге и наставнике Bee Gees, Оззи Бирне, который сопродюсировал сессии 1st. "Оззи был первым человеком из всех, кто когда-либо дал нам время для записи," сказал Барри. "Я имею в виду, в начале австралийского периода давалось, в основном, три часа, чтобы сделать запись. В эти дни вы должны были иметь хиты, с тем, чтобы получить время в студии. Таким образом Festival Records в Австралии работал в середине '60-х годов. Итак, нужно управиться в три часа сессии, и если вы пришли с чем-то большим, и если нет, это значения не имеет. Но они не выделят какое-либо дополнительное время, если вы не имеете хита. Оззи имел собственную домашнюю студию, и действительно верил в нас, и мы в основном работали всю ночь. Он был хорошим инженером, и когда мы приехали в Англию, мы все считали это уместным, чтобы Оззи был с нами. Итак, вот что произошло ". Дополнительные IBC сессии 9 марта произвели еще три номера: причудливый "All Around My Clock" (можно послушать здесь впервые), маковый "I Close My Eyes", и душевный "One Minute Woman". "Я написал "One Minute Woman" на судне," сказал Барри. "Я думаю, что реальной отправной точкой для группы являлось то, что мы всегда были под влиянием кого-то другого. В самом деле, мы могли бы сказать друг другу: "Давайте напишем следующий сингл Beatles" или "Давайте напишем следующий сингл Beach Boys и посмотрим, что будет". Вам бы пришлось помещать себя в другой мир, как если бы вы были другой группой. Что-то должно было получиться из этого. В этом случае, вдохновением был Отис Реддинг. Мы находились под крайним влиянием музыкантов Stax. Вот откуда это пришло. Мы были такой группой - всегда срисовывающей с других артистов. Всегда, "Нам нравится эта запись. Давайте делать что-то подобное, но давайте посмотрим, можем ли мы сделать что-нибудь лучше". Что не срабатывало, но таким образом это делалось. Роберт часто говорил: "Вы, возможно, под влиянием кого-то еще делаете это, но это выходит как Bee Gees". После выходных, сессии возобновились 13 марта рóковым "I've Got To Learn" (можно послушать здесь впервые) и причудливым "Cucumber Castle". Барри говорит, последняя песня родилась "... в целом из увлечения делать что-то средневековое, писать беспорядочную историю замка или средневековую историю в той или иной форме. Телевизионное шоу, которое мы [позже] сделали [также] пришло от этого". "Это фантастическая песня", добавляет Робин. "Это был психоделический период, и какой-то модной вещью, о которой нужно было написать, в то время, о, вы знаете, это был замок, называемый огурец. Я не думаю, что позже мы написали песню, как эта, но она была очень уместна и была весьма продуктом того времени, в котором была написана". После нескольких наложений и миксов, три брата собрали партию пианино для записи причудливой оды странствующим художникам под названием "Craise Finton Kirk Royal Academy Of Arts" (21 марта). "Мы подумали," сказал Барри, "Ну, почему бы не использовать только один инструмент? Почему везде должен быть полный ансамбль?" Мы начали, будучи избирательными в том, что инструмент будет играть в песнях. Это стало всё больше очаровывать нас. Mo сел за фортепиано, мы начали импровизировать, Робин начал импровизировать, и снова я думаю, вы можете сказать - это весьма битловского вида вещь ". Двумя днями позже еще один творческий взрыв привел к еще трем дорожкам для альбома. В отличие от большинства артистов, которые приходили в студию и репетировали, уже имеющие образ песни в голове, братья Gibb находили большое вдохновение и получали великолепные результаты только сочиняя на месте. Особенно впечатляет зловещая "Every Christian Lion Hearted Man Will Show You", которая звучит, как ни какая другая запись, сделанная в 1967 году. "Я думаю, "Every Christian Lion Hearted Man Will Show You" является примером," сказал Барри об этом творческом подходе. "Это была одна из "мгновенных" песен, и она пришла, когда Роберт посетил студию с Брайаном Эпстайном. В IBC есть лестница, ведущая вниз, в студию, и я помню, как мы создавали это, пока они стояли там, наблюдая [с лестницы]. С Морисом на меллотроне и мной на гитаре, она была одной из тех вещей, к которым только что приступили". "Мы делали 'монахов' в фоновом режиме", говорит Робин о треке "с мрачным скандированием поддержки вокала. "О, Соло Доминик" - на самом деле это слова, которые нас впечатлили в церкви в Суссексе. Я думаю, что это "Сила через страх Божий, и на основе единства церкви и семьи". Это было что-то подобное, но слова были на латинском языке, конечно. И мы повторяли эти слова. Мы не знаем, но это может быть скрытым кодом Да Винчи!". Помимо этого, другая песня была записана в тот день, "In My Own Time", возможно, особенно пророческая. "То, что мы говорили в песне, произошло на самом деле," замечает Барри. "Мы ходили в Организацию Объединенных Наций. Мы делали концерт для ЮНИСЕФ [1979 вещание во всем мире]. Лирика довольно тяжелая в этом отношении. То, что мы писали, на самом деле произошло с нами. Что касается заключительной песни из этой сессии, возвышенной "Please Read Me" включает в себя другой поворотный момент для группы. "Здесь в первый раз вы, возможно, услышите какие-либо фальцетные гармонии", объясняет Барри. "Это было под влиянием Брайана Уилсона. Мы делали это в более битловском направлении, но мы были [воодушевлены Брайаном]". Что касается значения лирики в песне, Барри добавляет со смехом: "Это посещение психиатра. Это оно и есть". После краткого перерыва в работе сессий (во время которых Bee Gees осуществили их первое британское открытие живых выступлений Fats Domino и Gerry & The Pacemakers в театре Савиль), группа приступила к выпуску альбома в апреле. Эта последняя партия записи включала то, что станет их вторым международным синглом: "To Love Somebody." Хотя с тех пор песня стала кавер-стандартом поп-музыки, дорожку ожидало удивительное разочарование в чарте Великобритании (хотя она и сделает Топ 20 США). "Она не очень хорошо пробивалась в чарты вообще," говорит Барри. "Я писал ее в Нью-Йорке, и я думаю, что последний стих я закончил с Робином в Лондоне после этого. Я встретился с Отисом Реддингом вечером, когда я написал песню. Отис посетил гостиницу и, когда Роберт собирался на ужин, он сказал, "Нам нужна песня для Отиса Реддинга. Я пока пошел. Почему бы вам не подумать, что вы можете сыграть?" Вот, что произошло". Обратная сторона сингла, "Close Another Door", была записана в течение одной сессии в Лондоне, в студии Ryemuse (позже известной как Spot Productions). "Я помню "Close Another Door" во время полностью изолированной сессии в другом месте", подтверждает Барри. "Многие люди были вокруг, Роберт и другие, наблюдая, как мы это делаем. Это было похоже на аудиторию стоящих людей, а мы просто делили ее пополам. Это было сделано в тот вечер: вокал и бэк трек. У нас не было идеи, что она будет завершать этот альбом. Это то, что я помню о ней." В конце апреля группа завершила последнюю дорожку для альбома Bee Gees' 1st, мерцающий "Holiday". В Соединенных Штатах песня стала третьим хитовым синглом, взятым с этой записи (достижение # 16 к концу '67). Музыкально, трек содержит другое тонкое напоминание о богатом вкладе в звучание Bee Gees Мориса Гибба. "Holiday" начинается с красивого звука органа", размышляет Робин. "Он был великолепен в том, каким образом он использовал аккорд прогрессии. Он мог сыграть лишь несколько аккордов и вдохновить вас идеей песни, мелодией и всем. Не знаю, имел ли какой-либо другой музыкант возможности, которые были у него. Чудо, должно быть происходило, которое могло, на самом деле, просто зажечь во мне и Барри эти высоты мелодии. Он знал, что будет волновать нас." В июле Bee Gees' 1st был выпущен в красочной обложке, разработанной Клаусом Вурманом. Идеальный релиз на лето'67 (26 недель продержавшийся в чарте Британских альбомов и весь год в списках альбомов Billboard в США), долгоиграющий хит, несомненно, стал одним из самых впечатляющих дисков Гиббов до сих пор. Еще более примечательным является тот факт, что это трио подростков создало LP, который был во многих отношениях более последовательным, чем любой из десятков, или около того, самых хвастливых релизов эпохи. С успехом Bee Gees' 1st бешеная и фантастическая езда группы от "первой славы" только началась. Всего за шесть месяцев, они пришли из ниоткуда и взяли мир штурмом. Путь вперед будет шероховатым, но каким-то образом их музыка становилась только лучше. Их история продолжается в альбоме Horizontal. Andrew Sandoval

wildcat: Продолжение, плиз...

Lord Santechnik: Согласитесь , здесь интересного чтива на 10 минут , а кропотливой работы на 10 часов . Вери гуд , bass .

роман шебалин: bass , огромное спасибо!!! ждём (ждём) продлжения !

bass: На заре 1967 года братья Гибб отплыли из их приемной родины Австралии в Англию, объединили свои силы с импресарио Робертом Стигвудом, и записали свой первый, действительно ставший долгоиграющим, альбом Bee Gees' 1. В результате почти мгновенного признания этого альбома, группа была в осаде обязательств перед прессой, телевизионных выступлений, радио-сессий. На фоне этого суетливого графика, перед ними стояла трудная задача, потянуть выпуск достойного последующего альбома и поддержать сильное рекламное присутствие. Во второй половине '67, группа не только поднялась на вызов, но и сделала множество более уверенных песен для своего второго международного LP, Horizontal. "В нем мы делали больше того, что мы хотели сделать" сказал Барри по поводу их работы над вторым альбомом. "1-й альбом, как попытка сделать из нас группу. Второй альбом был более от желания трех братьев искать свой собственный путь - желания экспериментировать". "Мы начали экспериментировать в Horizontal, удаляясь от всего, что они ранее сделали" добавляет гитарист Винс Мелуни. "Не потому, что было что-то плохо в том, что они ранее сделали - это было потрясающе. Они просто начали экспериментировать больше со звуками и аранжировками". Сделанный в период с июля по ноябрь 1967 года, Horizontal захватывает группу в полном полете. Примечательно, что первая сессия Horizontal была просто датой демо записи сырых версий новых песен братьев. Углубившись в Датскую улицу (известную как Лондонская аллея Тин Пан), Bee Gees заказали Central Sound на 17 июля, быстро нарезав несколько дорожек. 'And The Sun Will Shine' была событием одного дня," сказал Барри о первом номере, произведенном в Central Sound. "Я очень хорошо помню, что инженер в этой студии имел ловушку-дверь на потолке, где была звуконепроницаемая комната! Они, должно быть, решили, что инженеры должны быть в безопасности. Вы можете сделать столько музыки, сколько это возможно, но вы бы не смогли попасть в эту комнату со звукоизоляцией. 'And The Sun Will Shine' - безусловно, может быть это то, и, по сути, это то, с чем мы оказались: песня, сделанная не сходя с места. Мы никогда не перезаписывали ее." "Это тоже одна из моих любимых", добавляет Робин. "Это была очень эмоциональная песня, но многие слова просто пришли из импровизации. Песня на самом деле не планировалась. Мы просто проиграли запись и пели ее, как мы чувствовали. Мы сохранили оригинальное демо каким оно было и [позже] просто добавили оркестр. Это добавило большее чувство к ней, большую атмосферу, а иногда, вы знаете, вы не сможете восстановить это ощущение, если вы продолжаете записывать нечто ". Еще одна дорожка той даты, предназначенная для Horizontal, ритмичная "Day Time Girl". Хотя они и пытались сделать вторую версию, позже в этом же месяце, Central Sound демо - это то, что вы слышите на окончательном альбоме. "Для меня это были такие средневековые чувства из 15 века", говорит Робин о песне. "То, чем мы были сильно увлечены в то время, был классический фолк. Я думаю, что это был наш первый раз, когда мы сделали что-то подобное. Это тот самый род меланхолической изоляции классического фолка. Очень навязчивый". "Это также было одним из элементов кантри-музыки, которая во многих наших песнях," сказал Барри. "'Deeply, Deeply Me' это бонус трек сделанный в тот же день. Она была просто нашим дуракавалянием. Вот почему 'Deeply Me' никогда не выходила, потому что мы никогда не думали, что она была чем-то большим чем просто песня". "'Deeply, Deeply Me' была очень странной мелодией", говорит Винс. "Очень индийской вещью". Широко издаваемая на бутлегах, песня делает свой официальный дебют в этой коллекции (наряду с такой же сокрытой "Mrs. Gillespie's Refrigerator"). На следующей неделе группа вступила в Chappell Studios, чтобы начать запись со всей серьезностью. Милая "Birdie Told Me" является одним из нескольких мастеров, произведенных на этом месте. "'Birdie Told Me' является, я думаю, тем, что я привнес на самом деле, о любви на спаде", напоминает, Барри. "Очевидно, что человек потерял ту, кого он любит, и она ему говорит, что всё будет хорошо. Милая песня." "В ней есть вкус конца 60-х," добавляет Робин. "Это та песня, которую вы могли бы услышать в фильмах того времени. Особенно я люблю припев; это очень горькая песня. Оригинальная идея песни 'Birdie Told Me', пришла к Барри на Chappell Studios, которая изначально называлась Chappell Music [Издательский офис], но они имели студию наверху. Мы переключались между этой студией и IBC Studios в Portland Place, которая была как раз напротив Би-Би-Си". Другая дорожка Барри, записанная на Chappell это "Barker Of The U.F.O.", которая была ликвидирована, как редкая вещь, только для обратной стороны сингла. Барри говорит, что "Баркера" коснулось его увлечение НЛО, которое, по его словам, началось тогда и усиливалось в течение многих лет. "Я из НЛО фриков, вы знаете", поясняет он. "Это легко написать, потому что я увлечен этим предметом так сильно. Все началось, когда я был очень молод, и потом просто продолжилось. Я думаю, что это то, откуда оно пришло. Это одно из моих увлечений". Придает еще более потусторонний вид песенной теме ритм трека в обратном направлении. "Это был первый случай, когда мы применили отматывание назад лент", отмечает Робин. "Опять же, это была отличная идея, пришедшая Барри, переворачивать ленты задом наперед. Он приложил эту идею к "Barker Of The U.F.O.", и я думаю, получилось здорово". В течение ближайших нескольких месяцев группа сделала три отдельные записи своей оды вымышленному гонщику под называнием "Harry Braff". Их третий и окончательный вариант этой песни был сделан в конце июля в Chappell и впоследствии нашел свой путь на альбом Horizontal. "Harry Braff" мы писали в ходе визита к Роланду Ренни [глава Polydor]," объясняет Барри. "Мы ужинали с его семьей одним вечером в ходе этих сессий. Мы сидели на полу, трое из нас, после ужина в его доме, и затем мы создали [эту песню]. По пути домой в нашу собственную квартиру в Лондоне, мы зашли к Роберту [Стигвуду] и выволокли его из кровати, чтобы он послушал. Безумные были времена". "Было около 5 часов утра, говорит Робин об этом раннем соло. "Но свет был дневной, поскольку это была середина лета. Так мы бросали камни в его окна в центре Лондона. Я не думаю, что он был слишком рад этому, но мы поднялись по лестнице, и сыграли ему это. Мы любили его компанию, он любил нас, поэтому это был просто действительно повод собраться вместе ". Что касается воспевания в тексте победы гонщика, Барри сказал: "Приятно закончить песню тем, что дает людям запоминающуюся картинку. В течение примерно недели после того Робин ходил вокруг в шлеме с очками. Он на самом деле таким ходил! В эти дни было можно. Можно было носить буквально все, ведь цветочная власть была превыше всего, и все, во что бы вы ни оделись, было всего лишь очень мило. Помню, я стоял в лифте в одежде священника, а Эрик Клэптон был одет как ковбой (это был его период вестерна). Вы бы только смотрели друг на друга, не говоря ничего, так как это было просто прекрасно." 9 августа группа записала то, что станет их следующим синглом: "Massachusetts". Написанная в предыдущем месяце, во время рекламной увеселительной поездки в Соединенные Штаты. У братьев остались яркие воспоминания, переданные в этом веховом треке. "Есть два разных воспоминания", объясняет Барри. "Робин вспоминает, как мы сочиняли ее на катере, катаясь вокруг Нью-Йорка. А я помню, как мы репетировали в Санкт-Регис с Робертом, собираясь в люкс, в то время как багаж привезли, мы так были рады находится в Нью-Йорке, так появился "Massachusetts". Я думаю, что мы сначала набрянчали все это, а потом, я думаю, мы отправились на катере вокруг Нью-Йорка. Я не знаю, покончили ли мы с этим, но я думаю, тут воспоминания сталкиваются. Каждый из нас это написал. Все трое из нас были там, когда песня родилась." Что касается производства, Барри считает оркестровку Билла Шеперда, пожалуй, лучшей оранжировкой. "Мы никогда не ожидали от него этого. Иногда мы могли петь то, что мы могли бы [вообразите] сыграть на струнах. Но в этом случае он сделал это сам, и я думаю, получилось превосходно. ‘Massachusetts’ был наш первый #1 в Англии." Успех "Massachusetts" утвердил коммерческую судьбу группы, но хоть что-то в конце лета 67-го должно было вызвать беспокойство о будущем Bee Gees. Винс и Колин, оба столкнулись с проблемой депортации, и казалось, что они могут покинуть группу скорее раньше, чем позже. 12 августа британские фанаты устроили протест от имени музыкантов у коттеджа премьер-министра Гарольда Вильсона. Три дня спустя фан Bee Gees Дейрдри Миен приковал себя цепями и наручниками к Букингемскому дворцу в знак протеста против возможной депортации. В конечном счете, музыкантам было разрешено остаться, и этот вопрос не сломал ни единого зуба в суетливом графике группы. В последний день августа они вернулись в IBC Studios, записать демо на новую песню под названием "All My Christmases Came At Once" (можно послушать здесь впервые). Барри говорит, песня была написана всеми братьями вместе. "Я считаю, что ведущий вокал Робина, но может быть, каждый из нас есть во многих местах. Я не слышал ее после тех дней". Это демо было отдано группе под названием The Majority для исполнения в фильме "Мини-моб", для которого Гиббы сочиняли музыку. "Это была вещь в духе шпионских фильмов 60’х", сказал Барри. "Был целый букет из тех вещей, из того времени. Я никогда не видел этого". Эта картина Роберта Амрама (которая нашла себя лишь как ограниченный релиз "Мини-роман") была одной из нескольких проектов фильмов Гиббов, рассматриваемых в то время. "Мы собирались сделать "Wonderwall", который в конечном итоге делает Джордж Харрисон", напоминает Барри. "Мы фактически посетили съемочную площадку. Я помню это очень хорошо". В сентябре группа завершила еще три мастера, предназначенные для Horizontal. Среди них трек одноименный с названием альбома. "Мы просто хотели узнать, что произойдет, если мы возьмем вместе восемь фортепиано", говорит Барри о создании песни. "Это еще один способ, который мы использовали. Мы хотели получить невероятный звук, для которого не было песни, а затем написали песню основанную на воздействии этого звука. "'Horizontal' представляет собой очень интересный трек, потому что он загадочный и не может быть классифицирован [под] какоим-либо стилем, за исключением, вероятно, психоделики", говорит Робин. "В ней был эффект сна, [поднимающий] людей на иной уровень, а не что-либо из музыкальной классификации. Мне нравятся навязчивые идеи мелодии, которые появляются позади вокала. Многие артисты сегодня просто используют один голос и поддержки, но они никогда не играют ни с гармонией, ни с фоновым вокалом, что я с любопытством не обнаруживаю. Это величина, которую технология [не может предоставить]. Вот почему многие из старых записей - это фактически призыв к молодым людям, потому что в них эмоции, которые они не слышат в новых записях". Что касается стихов, то он объясняет: "Это не означает что песня депрессивная. Это конец печали, конец плохой вещи. Где-то в ней есть позитивное послание. Я просто люблю атмосферу всей песни". Также записана в сентябре песня Барри "Lemons Never Forget". Деловой партнер и друг Роберта Стигвуда по NEMS, Брайан Эпстайн, был найден мертвым у себя дома 27 августа. Эта трагедия ускорила уход из NEMS Стигвуда (и Bee Gees), также как и переход The Beatles к автономии с их компанией Apple. "'Lemons Never Forget' была чуть не отправлена на Apple," объясняет Барри. "Вся индустрия вертелась вокруг того, что Apple находится в смятении, и что The Beatles распадется. Значит, это был небольшой плей-офф в этой ситуации". "Впрочем", Робин добавляет, заимствовуя из песни первую строку: "Я думаю, это одна из высших рок-вещей Барри. Когда Барри попадает в этот рок-режим, он уникален и очень оригинален. Он получил великолепное звучание своего голоса". "The Earnest Of Being George" записана 7 сентября 1967 года в аналогичном роковом стиле. Изначально, учитывая рабочее название "A Granny's Mr. Dog", эта песня неожиланно останавливает и начинает подчеркивать растущее мастерство Bee Gees в качестве музыкальной единицы. "Именно в области просто быть настолько абстрактной, насколько это возможно," сказал Барри о треке. ''Вы скорее отправляетесь в музыкальное приключение, а не получаете песню со смыслом, потому что я не думаю, что он там есть". "Речь идет о парне, которого используют", говорит Робин. "Ты купила мою любовь, и я заплатил". Обычная история, когда его растоптали. Конечно, 'Серьезность быть Джорджем' - игра слов с 'Как важно быть серьезным' Оскара Уайльда, название просто перевернуто задом наперед. Это один из любимых треков Oasis всех времен. Они сделали песню, совсем недавно, под названием 'The Importance of Being Idie', которая была как бы ответом на это". 3 октября сессия на IBC дала группе два следующих международных сингла: "World" и "Words". Оба релиза станут большими хитами для группы во всем мире, за исключением США, где "World" остался только дорожкой альбома. "World" является одной из тех вещей, к которой мы пришли в студии", сказал Барри. "Всем просто было весело и кто-то сказал: 'Давай сделаем что-нибудь!', вы знаете". "У меня была эта идея, играть мелодии прямо в верхнем регистре гитары позади хора", говорит Винс о его вкладе в "World". "Я получил большое удовольствие от Horizontal; там было много вещей, которые я реализовал. Это было усилие всей группы. Мы все считали, что мы были частью одного целого. Если бы у меня была идея быть ведущим гитаристом, я бы поставил идею вперед. Тогда, если бы кто-то сказал: "Попробуйте", мы бы просто пытались делать разные вещи. Мы не были похожи на братьев Гибб, Колин и я, но мы все были в Bee Gees вместе ". "С музыкальной стороны, это было скорее повествовательной песней, действительно отражающей время, в котором мы жили" добавляет Робин. "Она никогда не была выпущена в качестве сингла в Штатах, но она была хитом во всем остальном мире. Это все, что я могу вспомнить о ней, за исключением того, что я в ней играл на органе." Удивительно, но баллада Барри "Words" так и не была на первоначальном альбоме Bee Gees (включена сюда в качестве бонус-трека). "'Words' была написана мною на Adam's Row, когда я находился на месте Роберта", сказал Барри. "Многие люди начали делать каверы на эту песню, так что на протяжении многих лет она стала немного похожа на 'To Love Somebody'. Я не знал, что ее не было на альбоме, это странно, как всё было устроено в те дни. Мы привыкли ударять синглами одним за другим ". Особо следует отметить клавишную дорожку Мориса в "Words", первая из многих содержащая его торговую марку - сжатый звук фортепиано. "Это сжатие IBC", объясняет Робин. "Мы обнаружили это довольно рано в записи на IBC. У них была эта невероятная ограниченность/сжатие звука, что они прокачали через фортепиано, это действительно было чрезвычайно и до сих пор звучит хорошо, даже сегодня ". Производство Horizontal было завершено в ноябре. Участие Робина в крушении поезда 5 ноября добавила краски в его окончательный вклад в альбом, "Really And Sincerely"."Это был очень эмоциональный момент," объясняет Робин. "Я попал в крушение поезда Hither Green, и это такая песня, после произошедших событий". Подруга Робина и будущая жена, Молли, была с ним во время аварии. "Это было о наших взаимоотношениях в тот момент, так что в ней присутствует личный тон", поясняет он. "Мы чуть не убились. Она была написана на гармонике, которую я купил в Париже. В частности, припев был написан на ней в Париже, в первый вечер когда я ее купил. В конце этого месяца Барри сделал первую попытку записать его "Swan Song" (можно послушать здесь как бонус-трек), а также подложенную под 'Horizontal' "The Change Is Made". Барри сказал, что "The Change Is Made" родилась из любви братьев к R&B: "Отис Реддинг, и такие люди как артисты из Stax повлияли на некоторые песни - 'I Can't See Nobody', 'To Love Somebody' ". "Я помню, что это было сделано в 2 часа утра", добавляет, Робин." Это началось как сессия записи, которую развил Барри". Завершив альбом, Bee Gees закрыли год, записав две песни для святочных телевизионных программ «Как на Земле» (снятые в Ливерпульском соборе). Неслышанные с того времени, они представлены здесь в качестве бонус-треков вместе с такими удивительными странностями как "Out Of Line", "Ring My Bell", а также дорожками с синглов "Sinking Ships" и "Sir Geoffrey Saved The World". В феврале'68 Horizontal сделал чарт альбомов Топ 20 по обе стороны Атлантики. Новый год принес с собой еще больший набор задач, в то время как стрессы от популярности Bee Gees начали накапливаться. Толкаемый и затягиваемый в миллион возможных вариантов, только один вопрос оставался: может ли Bee Gees выжить как группа? Их история продолжается в альбоме Idea. Andrew Sandoval



полная версия страницы